de-de-de (de_de_de) wrote,
de-de-de
de_de_de

Category:

Приезд к Путину как вызов Меркель

Президент России стал инструментом решения внутренних вопросов Германии

В подмосковной резиденции Ново-Огарево президент России Владимир Путин принял двух давних знакомых. С одним — бывшим госсекретарем США Генри Киссинджером — он впервые увиделся больше двадцати лет назад в аэропорту Пулково. С другим — нынешним премьер-министром Баварии Хорстом Зеехофером — участвовал в «легендарной встрече» в одной баварской деревушке под Мюнхеном. Впрочем, если визит американца можно трактовать как дружественную дипломатию, то приезд баварского лидера является, скорее, инструментом решения внутренних вопросов и отстаивания интересов «вольного государства Бавария».

Москве, очевидно, такие визиты приятны, но не настолько, чтобы уделять им особое внимание. Оба гостя были приняты не в Кремле, а в подмосковной резиденции Ново-Огарево. Визиты заранее не анонсировались. А журналистов допустили крайне узким пулом, сведя встречи к формальному протоколу. Но если приветственные слова Зеехофера дали послушать, то фразы Киссинджера остались в стенах подмосковной резиденции. Впрочем, обе эти личности настолько неординарные, что в протокол они попросту не влезли.

О важности встречи с бывшим госсекретарем США Кремль сообщил устами пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, отметившего, что Путин очень дорожит возможностью вести дружеский диалог с Киссинджером.

Они знакомы с начала 1990-х. Работая в мэрии Санкт-Петербурга, Путин встречал американского дипломата в аэропорту. «Он меня начал спрашивать, где я работал, — рассказывал Путин. — В конце концов, он меня достал, я говорю: "Я в советской разведке работал". Он на меня посмотрел: "Все приличные люди начинали в разведке. Я тоже"».

Только официальных встреч Путина и Киссинджера насчитывается более десятка. В октябре 2013-го, принимая бывшего госсекретаря в Москве, Путин заверил, что в России всегда с большим вниманием прислушиваются к его оценкам. А Киссинджер заметил, что приезжает в Москву уже на протяжении полувека. А к Путину — больше десяти лет.



«И за эти годы вы всегда очень щедро уделяли свое время и всегда объясняли мне ваше мировосприятие, ваше мышление. И, конечно, я передаю эти ваши взгляды высокому руководству Соединенных Штатов Америки», — говорил он. И как-то даже назвал общение с Путиным «неслыханной привилегией»: «Это действительно большой дар не только в человеческом плане, но и по существу обсуждаемых вопросов».

93-летний Киссинджер, руководивший американской дипломатией с 1973 по 1977 годы, был инициатором политики разрядки между США и СССР. В 1973-м он удостоился Нобелевской премии мира. Мнение Киссинджера о нынешней политической ситуации вокруг России, во всяком случае то, которое он высказывает публично, хорошо известно: без Москвы не могут решаться важные глобальные проблемы, а санкции — неподходящий способ демонстрировать недовольство. Но может ли стать бывший госсекретарь инициатором новой разрядки?

Второй гость, прибывший в Ново-Огарево с истинно немецкой пунктуальностью, премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер не брал на себя роль дипломата. Продержавшийся в политике более тридцати лет, он предпочел действовать в деловых рамках. Однако не выдержал.

«Бавария и Москва на самом деле поддерживают особые отношения», — заявил он сходу. И чтобы никто не сомневался, привел красноречивый пример — «легендарную встречу, которая состоялась в гостином дворе Айинг».

«Ja, ich erinnere mich [Да, я помню]», — протянул по-немецки Путин.

«Незабываемые впечатления!» — не останавливался баварец. Он хитро улыбнулся своему соседу, бывшему премьеру Баварии Эдмунду Штойберу и снова обратился к Путину: «Вы хотели только часик там остаться, а остались до полуночи». Тут он, кажется, раскрыл подробности неформального общения Путина и Штойбера в 2006 году. Политики тогда гуляли в 30 километрах от Мюнхена в деревне Айинг, славящейся своими многовековыми кулинарными традициями. Там и стоит гостиный двор — место «легендарной встречи».

«Я не имел возможности уйти», — деликатно заметил Путин.



На самом деле, при кажущейся легкости общения, Зеехоферу было непросто находиться рядом с российским президентом. На его родине поездку в Москву восприняли как демарш против канцлера ФРГ Ангелы Меркель. Волна возмущения поднялась и среди немецких журналистов, и среди немецких политиков. Зеехофера критиковали даже в его родной партии — Христианско – демократическом союзе (ХДС).

Вообще-то баварец (а Бавария остается одним из самых богатых и самых независимых регионов Германии) не сошелся с Меркель в вопросах «хаотической иммиграции». Недавно он направил канцлеру письмо, пригрозив обратиться в Федеральный конституционный суд, если правительство Германии не «восстановит на границах отношения, определенные законом». Бавария устала быть первой немецкой землей, на которую ступают мигранты, пересекшие Европу в поисках лучшей жизни. И второй — по размеру квоты на распределение беженцев, что создает немалую нагрузку на бюджет. Только с сентября прошлого года более полумиллиона беженцев прибыли в Баварию.

Но, казалось бы, при чем тут Путин?

На этом внутриполитическом фоне поездка Зеехофера в Москву была воспринята как еще один вызов Меркель. И, может быть, это не прозвучало бы так скандально, если бы не «девочка Лиза». Москву и так обвиняют в том, что она старается расколоть Евросоюз и подорвать доверие немцев к Меркель, используя дело якобы изнасилованной русской девочки и тему мигрантов. Песков в ответ на эти обвинения просил понять, что Россия обеспокоена судьбой своей гражданки и призвал не искать «подковерных планов» Кремля.

Но, отправляясь в Москву, Зеехофер вовсе не собирался обсуждать с Путиным ситуацию вокруг 13-летней девочки. Он предоставил это дипломатам. Баварца больше волновал вопрос пересмотра или отмены санкций. Однако он уже был заложником ситуации. «Ни перед одним из моих предыдущих визитов в другие страны я не слышал столько ложной и неверной информации, как на этот раз. Мы приезжаем не в качестве заговорщиков!» — волновался он.

Путин понимающе покачал головой: «Что касается всяких слухов, то они неизбежны».

Бавария ощущает на себе события, происходящие в мировой политике, в том числе в Сирии, на Украине, проблему беженцев в Европе и преступность, делился бедами Зеехофер. И решать проблемы надо сообща. «Все это мы хотим делать не против нашего федерального правительства, а вместе с ним. И не против России, а по возможности вместе с Россией», — подчеркнул баварец.



Он старался держаться в роли рупора баварской экономики. И отметил, что самое важное для него — углублять экономические отношения. Путин подхватил прагматичный тон: «На нас с вами огромная ответственность за поддержание рабочих мест». Российский президент заметил, что объем торговых связей между Россией и Баварией очень большой, из всего объема российско-германских экономических связей 20 процентов приходятся как раз на этот регион. «Здесь [в России] работают 1600 предприятий с баварским участием. Это и электроника, и машиностроение, и строительный бизнес, чего только нет», — с удовлетворением заметил Путин. По его словам, 50 процентов инвестпроектов, реализуемых ФРГ в России, — именно баварского происхождения.

Завершая встречу (точнее, ее публичную часть) Путин благодарил гостя за желание наладить российско-германские отношения. Но Зеехофер все же не обманул, успокаивая общественность накануне поездки в Россию, уточнив, что не собирается «заниматься параллельной внешней политикой Германии». Эта роль осталась за Ангелой Меркель, с которой Путин беседовал «в деловом и конструктивном» характере за сутки до приезда баварца. Внешнюю политику ФРГ определяют все-таки не в Мюнхене, а в Берлине.

Татьяна Меликян

http://lenta.ru/articles/2016/02/04/putin/


Tags: Путин, геополитика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment