de-de-de (de_de_de) wrote,
de-de-de
de_de_de

О продовольственной безопасности России

Алексей БАЛИЕВ | 01.07.2015

Решение Евросоюза, а также Австралии о продлении экономических санкций против России до 31 января 2016 года и продление российской стороной действия эмбарго на ввоз почти всего ассортимента продовольствия из участвующих в антироссийских санкциях стран открывают дополнительные возможности комплексного продовольственного импортозамещения в России. «Своим решением продлить санкции на полгода Евросоюз формирует «тепличные условия» для развития российского АПК», - говорит министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачёв.

Примерно до 2013 года доля продовольствия, включая сельхозсырье, импортируемого из дальнего зарубежья, превышала на российском рынке 35%. А по мясной и молочной продукции достигала почти 45%. В объеме используемых АПК-технологий (включая сельхозмашиностроение, средства агрохимии, семенной фонд) доля ввоза из дальнего зарубежья составляла почти 30%, в том числе по семенному фонду превышала 75%. Сложившаяся международная обстановка заставляет вспомнить, что до 80% всех названных секторов импорта приходилось на страны-члены блока НАТО и Австралию.

Вместе с тем доля российского рынка в совокупном экспорте готового продовольствия и сельхозсырья из означенных стран с начала 90-х превышала 25%. То есть этим странам есть что терять в России. К настоящему времени убытки западных компаний от контрсанкций РФ, действующих с августа 2014 года, превысили, по некоторым оценкам, 120 млрд. евро. Потому западные агрокорпорации используют сегодня любые лазейки для продолжения продовольственного экспорта в РФ. По данным региональных управлений Федеральной таможенной службы и Роспотребнадзора, продолжается реэкспорт через страны, не участвующие в санкциях, или через Белоруссию и Казахстан, состоящие в общем таможенном пространстве с Российской Федерацией. В нарушение российского эмбарго не прекращается реэкспорт через зарубежные территории западных стран (например, зарубежные территории Англии, Франции, Испании, Голландии, США, Дании), большинство из которых не входят в состав единой таможенной территории с метрополиями...

Политика импортозамещения в российском агропромышленном комплексе и состояние продовольственной безопасности России сегодня теснейшим образом связаны.

К настоящему времени западный продовольственный импорт в РФ замещён почти на 70%. Доля в этом объеме замещения (принимаемом за 100%) российской продукции достигает 60%, "внесанкционных" стран, включая страны СНГ, - 40%. Однако замещение импорта в сфере АПК-технологий, связанное с большей капиталоемкостью, требует значительно большего времени. По экспертным расчетам, совокупный объем господдержки и инвестиций для того, чтобы заменить до 70% объема импорта западных АПК-технологий отечественными аналогами, должен быть минимум удвоен по сравнению с уровнем середины текущего года.

Речь, как считают специалисты, должна идти о системных цепочках в развитии продовольственного импортозамещения. Имеется в виду связка «технологическая база производства сырья - его комплексная переработка - эффективное товаропродвижение». Подобная практика уже сложилась или складывается в ряде регионов РФ – в Белгородской, Воронежской, Ростовской, Тамбовской областях, Татарстане, Краснодарском крае, Ставрополье (мясное и молочное животноводство с глубокой переработкой этого сырья, семеноводство, сырьё- и почвосберегающие продукты машиностроения и других агропромтехнологий), в Архангельской области, на Ямале (производство рыбопродукции, рыбоперерабатывающие технологии, развитие рыбокормовой базы).

В этой области существует богатейший мировой опыт – к услугам тех, кто захочет им воспользоваться. Именно по пути создания таких системных цепочек развивалось комплексное продовольственное импортозамещение в 70-х - 80-х гг. в Китае, в новых индустриальных странах Восточной Азии, в Ираке, Ливии; в 90-х - начале 2000-х годов - во Вьетнаме, Иране, Чили, Бразилии. В первой половине ХХ века - в Северной Америке, Скандинавии, Австралии, Новой Зеландии; несколько позднее - в Японии, ЮАР, Израиле, Саудовской Аравии, Кувейте, Албании, Южной Родезии.

При создании производственных цепочек подобного рода все означенные страны обычно прибегали к сотрудничеству со странами и компаниями, не участвовавшими в политическом на них давлении. Как правило, сначала это были чисто иностранные технологии и/или инвестиции, затем - совместные с различной долей участия сторон. То есть курс на импортозамещение встраивался в международное разделение труда с учетом ограничивающих экономическое сотрудничество внешнеполитических факторов.

По имеющимся оценкам, системные цепочки в развитии продовольственного импортозамещения могут быть внедрены в РФ в плодо- и овощеводстве за 2 - 4 года, в животноводческом и рыбном комплексах в течение 3 - 7 лет, в пищевой промышленности в течение 4 - 8 лет. Требуются лишь надлежащий уровень комплексной государственной поддержки и защита производителей от незаконного реэкспорта.

Как говорит президент Франко-российской торгово-промышленной палаты Эммануэль Киде, участвовавший 26 мая в закрытой встрече Сергея Лаврова с представителями французского бизнес-сообщества в Москве, «ненормально, что Россия импортирует, например, яблоки, курицу или мясо. Инвестиции в АПК РФ могли бы стать настоящей возможностью для реализации сельскохозяйственного потенциала России». И нельзя не согласиться!

http://www.fondsk.ru/news/2015/07/01/o-prodovolstvennoj-bezopasnosti-rossii-34107.html

Tags: Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments