de-de-de (de_de_de) wrote,
de-de-de
de_de_de

Categories:

Главная тайна либералов: в мире нет успешного либерализма

Источник

Дмитрий Зыкин

Даже с «немецким экономическим чудом» Эрхарда не все так однозначно

Серия статей KM.RU о протекционизме вызвала широкий отклик у наших читателей.

Среди критических отзывов можно отметить один важный тезис, который по сути сводится к обвинению автора в тенденциозном подборе фактов.

Оппоненты отмечают, что ряд стран поднялись через протекционизм и даже дирижизм как Франция, но существуют и успешные примеры либеральных реформ.

В этой связи часто упоминают ФРГ. Утверждается, что Западная Германия добилась феноменального промышленного роста, благодаря либеральным реформам Людвига Эрхарда.

Я мог бы отмахнуться от этого аргумента, сказав, что успех объясняется американскими деньгами, которые предоставлялись немцам по плану Маршалла. Но это было бы передергиванием. План Маршалла распространялся не только на Германию: та же Франция получила от США куда большие суммы. К тому же немцы еще и выплачивали репарации.

Так что промышленный подъем Германии, - это экономическое чудо без всяких оговорок, и было бы нелепо игнорировать положительный опыт. Но насколько он был либеральным и можно ли его сравнивать с реформами 90-х годов в России? Давайте разберемся.

Послевоенные реформы в ФРГ проводились при канцлере Конраде Аденауэре, который назначил министром экономики профессора Эрхарда. Именно его идеи и легли в основу преобразований.

В публицистике, много сказано слов о шоково-либеральном характере методов Эрхарда. Так, например, отмечается, что реформа началась с финансовой сферы. За десять старых рейхсмарок полагалась одна дойчмарка.

Причем лишь половина сбережений подлежала немедленному обмену, остальное замораживалось и впоследствии обменивалось и вовсе в соотношении один к двадцати. Предприятиям предоставили новые деньги для выплаты только одной зарплаты, а каждому жителю выдали лишь по сорок марок, потом прибавив к этой сумме еще двадцать.

Действительно, трудно спорить с тем, что подобное произошло и у нас при Гайдаре.

Однако о своих реформах подробно писал сам Эрхард в книге «Благосостояние для всех», поэтому давайте обратимся к первоисточнику, а не к всевозможным пересказам.

Итак, что говорит сам Эрхард? Он критикует дирижизм, пишет о «рабах планирования», и тем самым дает основания либералам причислить себя к их рядам. Но в то же время Эрхард отмечает, что в период реформ действовал «Закон против произвольного завышения цен».

Более того, государство в сотрудничестве с торгово–промышленными кругами и профсоюзами разработали и опубликовали каталог уместных цен. В этом документе прописывался обоснованный уровень цен на ряд товаров. Параллельно реализовывалась «Программа широкого потребления», в рамках которой выпускалась продукция. Так вот, цены на нее устанавливались путем математических исчислений, а не по правилу спроса и предложения.

Эрхард не отрицает и того, что после войны американские и немецкие экономисты разработали план-прогноз развития экономики ФРГ на несколько лет вперед. Что это, если не элементы индикативного и даже директивного планирования?

Отметим, что на первом же этапе преобразований широко использовалась целая система налоговых послаблений. Например, доход, полученный от сверхурочной работы, не облагался налогами, и это стимулировало людей трудиться.

В свою очередь, банки получили дотацию, из которой они предоставляли долгосрочные кредиты промышленным предприятиям. Финансировались программы жилищного строительства, и выполнение различных проектов, призванных снизить безработицу. Согласно Закону «О помощи капиталовложениями» значительные кредитные средства пошли на развитие черной металлургии, угольной промышленности, энергетики, водного и железнодорожного хозяйств.

Постоянно расхваливая свободные рыночные механизмы, Эрхард время от времени делает такие признания, которые прямо противоположны догмам безбрежного либерализма.

Например, он прямо пишет, что «Из мероприятий, которые мое министерство в это время провело или поддержало, следует в первую очередь отметить те, которые преследовали цель снизить импорт до политически допустимых размеров».

Что значит, «политически допустимые размеры импорта»? Это как же понимать? А где же невидимая рука рынка, которая все сама собой наладит и определит, что и в каких количествах покупать за рубежом?

Совершенно очевидно, что Аденауэр и министр Эрхард управляли экономикой не по штампам из пропагандистских книжек. И в Германии государство брало на себя функции дирижера, пусть и не так часто как во Франции.

Интересно, что период экономических успехов Европы совпал с процессом усиления роли государства. Цифры статистики говорят сами за себя. Доля государственных расходов в ВВП росла и достигла к 1980 году 42,9% в ФРГ против 30,7% в 1961 году; 43,0% во Франции против 33,7%; 60,4% в Нидерландах против 35,0%; 42,8% в Британии против 30,7%.

Даже в такой либеральной стране как США отмечалась аналогичная тенденция, хотя и в ослабленной форме: 33,1% против 29,7%. А рекорд принадлежит Швеции, у которой в 1980 году государственные расходы достигли 63,2% от ВВП против 31,0% в 1961 году.

Несмотря на последующую волну неолиберализма, в конце 90-х годов доля государственных расходов в ВВП Германии составляла 49,7%, Италии – 50,1%, Франции – 54,8%, Бельгии – 55,0%. В середине 80-х годов 90% всех ресурсов банковско-кредитных учреждений Франции принадлежало государственным банкам.

Даже в XXI веке германскому государству принадлежало около 99% сооружений железнодорожной сети и предприятий водоснабжения, порядка 95% портовых сооружений, оборудования водных путей, городского транспорта и почти 80% автомобильных дорог; практически вся добыча бурого угля, производство электроэнергии на атомных электростанциях, 75% выплавки алюминия, около 50% добычи железной руды, свинца, цинка и производства легковых автомобилей, свыше 30 % предприятий судостроительной промышленности.

В США государственный сектор так или иначе поддерживает функционирование более половины американской экономики. Крупный государственный сектор сохраняется и в Италии, а Британия, хотя и считается инициатором неолиберализма, все равно широко практикует государственно-частное партнерство.

Кстати, когда обсуждают опыт развитых стран мира, почему-то редко вспоминают Австралию. Между тем - это огромное государство-континент занимает пятое место в мире по ВВП на душу населения, обгоняя такие страны как США, Германия, Франция, Япония, Великобритания и ряд других мировых лидеров. Даже купающиеся в нефти Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Кувейт далеко отстают от Австралии.

Как удалось добиться таких успехов? Наверное, вам уже надоело в очередной раз читать слово «протекционизм», но я не виноват, что после войны руководство Австралии взяло курс на импортзамещение, введя жесткие защитные барьеры.

Еще один стандартный прием (концентрация производства) также использовался в полной мере. В середине 70-х годов во всей стране было около 100 тысяч компаний, но на долю 556 приходилось более половины общего дохода, облагаемого налогом. В горнодобыче почти вся продукция выпускалась лишь 50 компаниями, а в обрабатывающей промышленности из 30 тысяч компаний на 200 приходилось 60% капиталовложений, 44% занятых и 50% продукции.

Некоторые предприятия заняли положение и вовсе близкое к монопольному. Например, в начале 80-х годов на один металлургический завод в Порт-Кембла приходилось 60% от всех мощностей страны по выплавке стали, завод в Гладстоне обеспечивал треть производства глинозема, в обрабатывающей промышленности одно-три предприятия могло производить от 30 до 100% того или иного вида продукции.

В сельском хозяйстве, которое в Австралии является мощной отраслью с важным экспортным значением, долгое время шел процесс сокращения мелких ферм в пользу крупных агрокомпаний.

Как и в Западной Европе, в период австралийского экономического чуда роль государства была немалой. К началу 80-х годов в госсекторе работало треть занятых в хозяйстве, а доля государственных расходов в ВВП достигала 40%. Энергетика, транспорт, связь, водоснабжение, банковская деятельность - сферы, где позиции государства были особенно сильны, и к тому же госкорпорации активно занимались бизнесом.

Австралия еще в 1947 году подписала международное Генеральное соглашения по тарифам и торговле, призванное способствовать либерализации экономических отношений. Однако несмотря на это, политика протекционизма продолжалась и в последующие несколько десятков лет. Повышение таможенных пошлин и введение квот на импорт использовалось даже в 80-е годы.

Протекционизм, концентрация производства и высокая роль государства в управлении хозяйством - вот три ключевых момента, которые регулярно повторялись, когда мы рассматривали экономические чудеса совершенно разных стран.

Использованная литература:

Лебедев И.А. Современный монополистический капитализм. Австралия и Канада

Черников Г.П., Черникова Д.А. Европа на рубеже XX–XXI веков

Джеймс К. Гэлбрейт. Какова американская модель на самом деле? Мягкие бюджеты и кейнсианская деволюция

Эрхард Л. Благосостояние для всех



Tags: Германия, либерализм
Subscribe

  • что дарят в германии на новый год

    у немцев принято на новый год желать друг другу удачу и дарить сувениры с символами удачи - четырехлистным клевером, божьими коровками, подковами,…

  • Как придумали языки

    Оригинал взят у peterfinn в как придумали языки Как придумали французский язык: - А давайте половина букв будет читаться хрен знает…

  • Звездные войны на правильном языке))

    Оригинал взят у abrod в Звездные войны на пальцах Я никогда не мог понять смысл этого фильма и почему он привлекает такое количество…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments