November 10th, 2016

кгб

Что будет после капитализма?

Томаш Тарганьский (Tomasz Targański)

Пол Мейсон — британский журналист и писатель рассказывает о том, почему капитализм не выдержит напора автоматизации и технологического развития, что придет ему на смену, и какую пищу для воображения даст XXI век.

Polityka: Капитализм неоднократно доказал, что он умеет приспосабливаться к происходящим в мире изменениям. В своей книге "Посткапитализм. Путеводитель по нашему будущему" вы предрекаете ему неотвратимый конец. Почему вы уверены, что на этот раз приспособиться не получится?

Пол Мейсон (Paul Mason): У рабовладельческого строя и феодализма, двух масштабных общественно-экономических систем, служивших организации жизни западной цивилизации перед капитализмом, было свое начало и свой расцвет, но в итоге они рухнули. Поэтому я не думаю, что капитализм станет исключением. Я уверен, что мы сейчас наблюдаем его закат. Я соглашусь, что это самая жизнеспособная система, придуманная человеком, поскольку ей всегда удавалось отвечать на вызовы. В XIX веке и в значительной части XX это работало так: у работников были силы защищать свои интересы, в том числе связанные с оплатой труда, и они заставляли капитал искать средства при помощи инноваций. Однако неолиберализм разрушил единство рабочего класса. Капитализм решил пойти коротким путем: в последние пару десятилетий он увеличивает свои доходы, сокращая зарплаты или переводя производство за границу. В итоге новая модель инновационной экономики и общества не появляется. Это тупиковый путь.

Collapse )
кгб

Что обещал сделать с Америкой Дональд Трамп в случае своей победы

Трамп изложил планы на первые сто дней своего президентства за две недели до выборов в Геттисбурге (штат Пенсильвания). Начав с проблемы фальсификации выборов, бесчестных СМИ и гигантской коррупции в правительстве, республиканец затем перешёл к изложению ёмкой и чрезвычайно содержательной программы действий. Речь получилась настолько конкретной и вместила так много болевых точек американской действительности, что многие наблюдатели сожалели: мол, не успеют избиратели вникнуть в суть новаций Трампа. Смягчить революционность программы республиканцы постарались через исторические параллели. 19 ноября 1863 года со своим геттисбургским посланием выступил Авраам Линкольн, на излете гражданской войны объявивший о "новом рождении свободы". Впрочем, Линкольн уже был в статусе президента; Трамп же считает, что "перемены не могут исходить изнутри сломанной системы", а потому и нужен новый контракт между властью и обществом.

Коротко представим некоторые важные моменты в геттисбургской речи (полностью программу на 100 дней читайте ниже). Во-первых, Трамп обещает встряхнуть бюрократию, коррумпированный истеблишмент и связанный с ним бизнес через ограничения в сфере лоббизма. Во-вторых, намерен "восстановить правопорядок и повысить безопасность граждан", а для этого ужесточить правила в отношении беженцев и мигрантов (в том числе отменить все указы Обамы, принятые в обход Конгресса). В-третьих, президент всерьез займется экономикой. Речь идет не только о традиционных и уже обнародованных вещах — снижении налогов (прежде всего для среднего класса) и административного давления на бизнес, создании 25 млн рабочих мест за десять лет и обеспечении роста ВВП на 4–6%. Трамп предлагает радикальные меры.

Collapse )