?

Log in

No account? Create an account

внимание-внимание.. говорит германия

Previous Entry Share Flag Next Entry
Цель США в украинской авантюре - подчинить ЕС
фрг
de_de_de
Похоже, Пол Кристи был прав насчет планов США в Руине: http://de-de-de.livejournal.com/113717.html

Бывший посол Германии в США, а ныне председатель Мюнхенской международной конференции по безопасности Вольфганг Ишингер подтверждает его слова.

Не надо ставить Путина в угол ("Deutsche Welle", Германия)

Вольфганг Ишингер об основных задачах политики США и ЕС в отношении России и Украины

Геро Шлис

Канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) в пятницу, 2 мая, проводит переговоры в Вашингтоне. Одна из главных тем ее встреч в США — украинский кризис. Председатель Мюнхенской международной конференции по безопасности Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger) с 2001 по 2006 год занимал пост посла Германии в Соединенных Штатах. В интервью DW он сформулировал основные задачи трансатлантического сотрудничества и на российском направлении.

DW: Господин Ишингер, в Вашингтоне многие говорят о провале политики в отношении России. Некоторые даже предвещают начало новой холодной войны. В этой связи с какими вызовами столкнулось сотрудничество Германии и США, отягощенное скандалом вокруг прослушивания американским Агентством национальной безопасности (АНБ) телефонных разговоров немецких политиков?

Вольфганг Ишингер: У меня создалось впечатление, что кризис на Украине и последовавший за ним кризис нашей политики в отношении России не ослабит, а укрепит трансатлантические отношения.

Если бы сегодня этот конфликт не был главным на повестке дня, то мы до сих пор продолжали бы «грузить» друг друга вопросами об ответственности за провал в Сирии или о прослушивании АНБ телефонных разговоров немцев.

Если быть ироничным, то в какой-то мере мы можем даже сказать спасибо президенту Путину. Он напомнил немцам и американцам о том, что НАТО еще имеет какое-то значение. Он напомнил о том, что нам — европейцам — важно говорить одним голосом, о том, что нашей стратегической целью является диверсификация поставок энергоносителей, чтобы мы не зависели от одного источника.

— В США уже многие подумывают о необходимости дать определение новой глобальной политике безопасности и международным отношениям, в том числе и в отношении России. Вновь вспомнили о политике сдерживания. Что Соединенные Штаты ожидают от Германии?

— Во-первых, не позволить господину Путину расколоть Европейский Союз. Для Вашингтона важно, чтобы было не только единое европейское мнение, но и хорошо функционирующее согласование позиций между Европой и Америкой.

Во-вторых, санкции не подменяют политики. Мы еще посмотрим, окажут ли они влияние на действия России. В этом вопросе есть сомнения. А это значит, что нам еще нужно выработать стратегию. Ее целью не должно быть наказание Путина.

Мнения некоторых американских комментаторов можно истолковать так, как будто нет ничего важнее, чем поставить его в угол. Это в корне неверно. Нам необходимо участие президента Путина и членов российского руководства в решении многих международных вопросов. Мы должны выбрать правильные приоритеты.

— Каковы эти приоритеты?

— Первоочередная задача состоит в том, чтобы США и европейские партнеры договорились о стратегии в отношении Украины. В той мере, в какой нам удастся неработающее в последние годы государство превратить в функционирующее, в такой же мере мы одержим победу над Владимиром Путиным, причем не военную, а гражданскую, победу «мягкой силы».

— Но канцлера Германии Ангелу Меркель многие как раз и упрекают в слишком мягкой политике по отношению к России, например, когда речь заходит о санкциях?

— Это несправедливый упрек, против которого надо вести разъяснительную работу. Санкции Вашингтона против Москвы практически не сказываются на американской экономике, поскольку торговля с Россией не имеет для США большого значения. Европа, особенно Германия, совсем другое дело. Каждая мера, на которую мы пойдем, в 10 раз больнее ударит по России, нежели любая санкция Соединенных Штатов.

— Но эти меры негативно скажутся и на немецких фирмах?

— Возможен ущерб и для наших интересов. Но мы должны решительно защищаться от упрека, что наш голос слишком слаб. Поводом для такого упрека могла быть позиция Германии в ливийском вопросе.

Американцы не могут забыть, что Берлин фактически отстранился от решения кризиса в Ливии. Сейчас США хотят быть уверенными в том, что Германия как важнейшая европейской страна и лично канцлер Меркель сыграют центральную роль и повлияют на Москву.

— В Вашингтоне хотели бы, чтобы Ангела Меркель больше говорила о России и о трансатлантической безопасности, нежели о создании зоны свободной торговли между ЕС и США. Но именно последней теме посвящена единственная публичная речь, которая запланирована в программе нынешнего визита Меркель в Соединенные Штаты. Вы считаете желание Вашингтона обоснованным?

— Вопрос о создании свободной торговли между ЕС и США имеет стратегическое значение. И канцлер поступает верно, обращаясь в этой связи напрямую к представителям американских деловых кругов, а косвенно — и к немецким предпринимателям. Для продвижения этого проекта нам нужна кампания по его поддержке по обе стороны океана, поскольку на данный момент ему дует встречный ветер.

— Какую роль в нынешних американо-германских отношениях играет скандал, вызванный разоблачениями Эдварда Сноудена?

— Увы, но самые широкие слои американских политиков до сих пор не поняли, в какой мере пострадало доверие жителей Германии к США в результате скандала, вызванного прослушиванием их телефонов. Мы не можем игнорировать этот факт, нам необходимо восстановить доверие. Перспектива организации трансатлантического диалога по кибер-проблемам — верный подход, хотя и не стоит ожидать от него чуда.